Домой Болезни covid19 Берегите голову: что помогает в борьбе с деменцией и другими когнитивными нарушениями

Берегите голову: что помогает в борьбе с деменцией и другими когнитивными нарушениями

0
Берегите голову: что помогает в борьбе с деменцией и другими когнитивными нарушениями

Берегите голову: что помогает в борьбе с …

Берегите голову: что помогает в борьбе с деменцией и другими когнитивными нарушениями

По статистике, деменцией страдают до 20% людей старше 65 лет — больше 50 млн на планете. Примерно в 40% случаев болезнь можно отсрочить или сгладить ее прогрессирование. При этом когнитивным нарушениям подвержены пациенты разного возраста. И тут значение имеет многое — от изменения образа жизни и приема современных препаратов до дисциплины, внимания к себе и четкого соблюдения всех рекомендаций врача.

О том, как повлиять на развитие когнитивных нарушений, поговорили на круглом столе «Доктора Питера».

Заметить смолоду

Ежегодно в мире выявляют до 10 млн новых случаев деменции. К 2020 году было зафиксировано 50 млн больных; ожидается, что к 2030 году таких пациентов станет 82 млн, а к 2050 — 152 млн. Заболеваемость растет с возрастом: тяжелые когнитивные нарушения (КН) выявляются у каждого десятого пациента старше 90 лет. При этом смертность от болезни Альцгеймера (БА), ведущей причины деменции во всем мире, превышает показатели смертности от некоторых онкологических заболеваний, сахарного диабета (СД) и туберкулеза — такие данные привела Вероника Шишкова, руководитель отдела профилактики  когнитивных и психоэмоциональных нарушений ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России.

Вероника Шишкова

Неврология

Невролог, эндокринолог, д.м.н., руководитель отдела профилактики когнитивных и психоэмоциональных нарушений ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава РФ

Карточка эксперта

Простыми словами, КН — это ухудшение когнитивных функций (внимания, памяти, речи, восприятия, управляющих функций) относительно исходных индивидуальных или средних возрастных уровней. Когнитивные способности взрослых здоровых людей весьма разнообразны, максимальный уровень их развития всегда индивидуален. Как уточнила эксперт, чем выше ежедневная интеллектуальная нагрузка у человека, тем легче он отметит начальное снижение когнитивных функций. И это будет его беспокоить, в отличие от тех, кто не так интенсивно эксплуатирует свой интеллект повседневно. Поэтому, например, уточнение профессии человека (врач, педагог, инженер, менеджер, спортсмен, подсобный рабочий и т.д.) позволяет внимательному врачу дифференцировать различные уровни нарушений.

«В молодом возрасте наиболее часто возникают КН преимущественно нейродинамического характера: страдает скорость обработки информации, способность быстро переключаться с одного вида деятельности на другой, уменьшается объем оперативной памяти, — продолжила Вероника Шишкова. — У молодых людей впервые появляются жалобы на снижение работоспособности, рассеянность и снижение концентрации внимания. В молодости такие нарушения могут встречаться в ситуации острого и затянувшегося стресса, длительных физических и умственных перегрузок, проблем со здоровьем. Например, помолодевшие неконтролируемые заболевания — артериальная гипертензия (АГ), сахарный диабет (СД) и др. В большинстве случаев они обратимы при своевременной адекватной терапии, оптимизации режима и образа жизни. 

В 1991 году Юджин Браунвальд с соавторами предложили концепцию сердечно-сосудистого континуума — непрерывной цепи изменений под воздействием факторов риска, объясняющих возникновение и прогрессирование сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Как рассказалаВалерия Шурыгина, доцент Научно-клинического и образовательного центра «Кардиология» Санкт-Петербургского государственного университета, в дальнейшем такие последовательности неблагоприятных событий были выстроены в кардиоренальный, а также цереброваскулярный континуумы. В последний как раз укладывается весь спектр когнитивных нарушений — от легких случаев до тяжелой деменции.

Валерия Шурыгина

Кардиология

Кардиолог, к.м.н., доцент научно-клинического и образовательного центра «Кардиология» Санкт-Петербургского государственного университета

Карточка эксперта

«У истоков всех трех этих патологических цепочек стоят общие факторы риска: ожирение, нарушение липидного и углеводного обмена, артериальная гипертензия, — говорит эксперт. — Именно от них характер когнитивных нарушений и зависит куда больше, нежели от возраста. Стойкое повышение давления до 160 и более мм рт. ст. в возрасте до 65 лет повышает риск развития деменции после 65 лет почти в пять раз. Для пациентов с артериальной гипертензией (устойчивым повышением давления) на ранних стадиях наиболее характерны нарушения управляющих когнитивных функций, например целеполагания и внимания».  

Как подчеркнула Елена Фалина, врач-невролог «Первой семейной клиники Петербурга», в молодом возрасте когнитивные нарушения, как правило, легкие или умеренные, но с возрастом они могут усиливаться. У молодых они чаще всего связаны с тревогой или депрессией, а по мере взросления на первый план выходят такие заболевания, как болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона и другие виды нейродегенеративных процессов. То, что подобные проблемы «молодеют», эксперт связала с хроническим стрессом.

«Пик мыслительных способностей человека наступает примерно в 30 лет, дальше когнитивные функции незначительно снижаются, — продолжила Татьяна Бешляга, невролог, руководитель Центра лечения когнитивных расстройств сети клиник Скандинавия». —В разные периоды нашей жизни функции памяти и внимания активны в большей или меньшей степени. На детский, подростковый возраст и период юности падает максимальная нагрузка с точки зрения познания мира, набора разнообразной информации, освоения языковой сферы как родного, так и иностранных языков, а также обучение, связанное с будущей профессией в одной или нескольких областях. Такая активность познания обычно уже не нужна человеку в зрелом и взрослом возрасте. Поэтому постепенно быстрота и легкость освоения новой информации с годами может снижаться, но в норме никогда не достигает степени забывчивости и не нарушает рабочие навыки человека или его самообслуживания». 

Татьяна Бешляга

Неврология

Невролог, руководитель Центра лечения когнитивных расстройств сети клиник «Скандинавия»

Карточка эксперта

В зрелом возрасте могут развиваться некоторые заболевания, которые сопровождаются КН: заболевания сосудов головного мозга, сахарный диабет, гипотиреоз, депрессия. Отдельного разговора требует большая группа тех, которые протекают с грубыми нарушениями когнитивных функций, — это собственно деменции. К этой группе относится известная многим сегодня болезнь Альцгеймера, а также менее известные неспециалистам виды: деменция с тельцами Леви, лобно-височная и другие. Нарушения памяти в молодом возрасте чаще возникают у людей с тревожно-депрессивными расстройствами, гипотиреозом, постковидным синдромом. Вероятность деменций статистически увеличивается с годами. 

Почему это происходит?

Татьяна Бешляга выделила два основных процесса, приводящих к развитию когнитивных нарушений. Снижение функциональной активности клеток мозга — это более мягкие и обратимые виды, а вот прогрессирующая гибель клеток и нарастающее разрушение нейронных связей, как в случае с деменцией, необратимы.

Как уточнила Вероника Шишкова, согласно классификации причин КН, они развиваются из-за поражения вещества головного мозга — либо напрямую (нейродегенерация или травма), либо опосредованно (сосудистый или токсический механизм), либо при сочетании этих факторов. Наиболее распространенной причиной деменции является болезнь Альцгеймера, которая лежит в основе примерно 60% случаев тяжелых КН. Вторая по распространенности — сосудистая деменция — является исходом прогрессии ССЗ или цереброваскулярных заболеваний (ЦВЗ).

«Пока ученые выявили лишь важнейшие составляющие происхождения болезни Альцгеймера, в том числе на молекулярном уровне, — пояснила эксперт. —  По современным представлениям болезнь является протеинопатией из-за нарушения метаболизма белка — предшественника амилоида и тау-белка. Как следствие, возникает нейродегенерация с потерей нейрональной ткани и развитием атрофии. ЦВЗ также возникают из-за острой или хронической недостаточности мозгового кровообращения, запускающей цепь метаболических нарушений. В таких условиях мозг получает недостаточно энергии, в итоге сначала развиваются функциональные расстройства, а затем и необратимые изменения его тканей. Возможно сочетание нейродегенеративных процессов и одновременно нарушений кровоснабжения».

В отечественной неврологической практике распространены диагнозы хронической ишемии головного мозга и дисциркуляторной энцефалопатии, но в большинстве стран мира их не используют, выделяя сосудистые когнитивные нарушения.

Валерия Шурыгина добавила, что вялотекущее неинфекционное хроническое воспаление сегодня рассматривается как один из универсальных механизмов запуска самых различных патологических процессов: сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, иммунных нарушений и пр. Во многом активность неинфекционного воспаления у конкретного человека определяется генетикой, а сам процесс физиологического старения связан в том числе с активацией провоспалительных факторов (есть даже термин «воспалительное старение»).

«Но чрезвычайно важную роль играют и внешние факторы, запускающие весь воспалительный каскад как сердечно-сосудистого, так и цереброваскулярного континуума: загрязнение окружающей среды, курение, нездоровое питание, низкая физическая активность, — продолжила эксперт. —  Сочетание внутренних и внешних неблагоприятных обстоятельств приводит к хронической ишемии головного мозга, усиливающей КН вплоть до тяжелой деменции». 

«Старение» не равно «деменция»

Вероника Шишкова подчеркнула, что деменция — это не результат естественного старения человека. Однако сегодня 50 миллионов человек живут с ней, и болезнь Альцгеймера является ее наиболее распространенной причиной: на этот диагноз приходится до 70% всех случаев. Новые случаи выявляются каждые три секунды, и их общее число увеличивается с каждым годом на 10 млн.

«Деменция — одна из основных причин инвалидности и социальной зависимости среди пожилых людей во всем мире, — продолжила эксперт. — Одна из причин такого ее распространения —  это глобальное постарение населения многих стран и увеличение распространенности ССЗ, ЦВЗ и других факторов риска. Важную роль играет и наследственная природа деменции, но для сосудистых КН ключевыми являются традиционные факторы риска: АГ, гиподинамия, курение, нерациональное питание, ожирение, включая абдоминальное, атерогенная дислипидемия, метаболический синдром, сахарный диабет. Они вполне поддаются контролю, особенно если выявлены в молодом и среднем возрасте».

Таким образом, эксперт подчеркивает: важно правильно подготовиться к пожилому возрасту, то есть следить за состоянием своего ментального здоровья смолоду.

«Да, с годами вероятность наступления деменции растет, но это не неизбежная часть старения, — говорит Елена Фалина. — До 40% случаев можно предотвратить или отсрочить».

«О неизбежности этого диагноза, разумеется, речи нет, — добавила Валерия Шурыгина. — Доля долгожителей, пациентов 90+, в структуре рутинного кардиологического приема за последние десятилетия значимо возросла. Многие из этих людей сохраняют светлую голову и полную самостоятельность».

Осознать риск

Вероника Шишкова разделила факторы риска КН на те, на которые можно повлиять (модифицируемые), и те, на которые повлиять нельзя (немодифицируемые), например возраст и наследственность. Традиционные модифицируемые факторы риска — АГ, преддиабет, гиподинамия, курение, нерациональное питание, ожирение, включая абдоминальное, атерогенная дислипидемия, метаболический синдром, СД, хроническая болезнь почек, фибрилляция предсердий.  

По словам эксперта, когнитивный дефицит может долго остаться незамеченным, если врач не выясняет о нем целенаправленно, не делает нейропсихологического исследования. Пожилых пациентов с ССЗ или ЦВЗ следует активно расспрашивать об ослаблении памяти, рассеянности, невозможности запомнить новые имена или пересказать только что прочитанное; уточнить, есть ли затруднения при подборе слов или счетных операциях, нарушение ориентирования в малознакомой местности и т.д. Это особенно важно, так как пациент с развивающимися КН на приеме у врача обычно может говорить не об этом, а о головной боли, головокружении, шуме в ушах, слабости.

«Но предъявление „когнитивных“ жалоб еще не означает наличия КН, — уточнила Вероника Шишкова. — Многие больные с депрессией, тревогой и другими психоэмоциональными расстройствами тоже могут жаловаться на снижение памяти или рассеянность, за которыми не стоит реальное когнитивное снижение».

Татьяна Бешляга перечислила основные факторы риска когнитивных нарушений:

  • возраст;

  • повышенное артериальное давление;

  • повышенное содержание сахара в крови (преддиабет, диабет);

  • избыточный вес и ожирение;

  • уровень образования;

  • социальная изоляциюя;

  • отсутствие физической активности;

  • избыточное потребление алкоголя;

  • курение;

  • травмы головы.

Люди с сосудистыми факторами риска (в том числе АГ, СД,  гиперлипидемией) также находятся в зоне повышенной опасности.

«Риск развития деменции выше для горожан, чем для сельских жителей, — продолжила эксперт, — также для тех, кто ушел из школы после девяти классов, подвержен депрессии, имеет лишний вес и не проявляет физическую и социальную активность».

Елена Фалина отнесла к основным факторам наследственность, образ жизни, вредные привычки, уровень социализации, приверженность к терапии. Должны насторожить такие симптомы, как ухудшение краткосрочной памяти, апатия, изменение поведения и привычек, снижение активности.

«В зоне риска лица старше 40 лет с отягощенным анамнезом по сахарному диабету, гипертонической болезни, ишемической  болезни сердца, ожирению, и лица, ведущие малоподвижный образ жизни, — пояснила Елена Фалина. — В качестве первичной диагностики используется осмотр невролога и тест „Мини-ког“. Надежных достоверных методов диагностики не существует».

Валерия Шурыгина добавила, что в зоне риска также пациенты с отягощенной наследственностью, сочетанной патологией (особенно с сочетанием АГ и сахарного диабета второго типа), многососудистым атеросклеротическим поражением, дисфункцией щитовидной железы. Подробное обследование пациентов с подозрением на прогрессирование КН — это зона ответственности неврологов и геронтологов. Но скрининг (например, с использованием опросника «Старость не помеха» или теста «Рисование часов») — это, по действующим клиническим рекомендациям «АГ у взрослых», прямая обязанность кардиолога.

Предотвратить и лечить 

Как отметила Елена Фалина, пациентам с признаками КН назначают нейропротективные препараты, витаминные комплексы, препараты, снижающие уровень тревоги.

Вероника Шишкова подчеркнула, что ведение пациентов с КН, не достигшими уровня деменции, преследует две основные цели: профилактику прогрессирования и уменьшение выраженности нарушений. Поэтому акцент здесь следует делать как на коррекцию всех факторов риска (уровень артериального давления, глюкозы, холестерина и т.д.), так и на немедикаментозные методы: здоровое питание, борьбу с гиподинамией и курением, нейрокогнитивный тренинг. Также возможно рассмотреть и варианты медикаментозной нейропротективной терапии. По ее словам, нейропротекция во многом включает воздействие на все известные механизмы: метаболические, антиоксидантные, антигипоксантные, вазоактивные и др. Таким образом, чем раньше выявить и скорректировать факторы риска развития КН, тем лучше прогноз.

Татьяна Бешляга уточнила, что лечением когнитивных расстройств занимаются врачи-неврологи, дементологи. Чаще всего они назначают следующие препараты:

  • для лечения болезни Альцгеймера — ингибиторы холинэстеразы, в частности донепезил;

  • при тяжелой форме болезни Альцгеймера и сосудистой деменции — антагонисты NMDA-рецепторов, в частности мемантин;

  • лекарственные препараты для нормализации артериального давления и уровня холестерина в крови, чтобы предупредить дальнейшее поражение мозга, вызванное сосудистой деменцией;

  • селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), чтобы уменьшать симптомы депрессии у людей, живущих с деменцией, в тех случаях, когда изменение образа жизни и меры социализации не приносят желаемого эффекта.

«Да, повернуть время вспять невозможно, но значительно замедлить, в том числе и зависимые от возраста процессы, реально, — считает Валерия Шурыгина. —А в качестве профилактики ССЗ и ЦВЗ доказанно работают контроль массы тела, регулярные физнагрузки, здоровое питание, включая ограничение потребления соли, сладких газированных напитков и алкоголя, отказ от курения. Еще большая доказательная база у антиагрегантов, липидснижающих препаратов с достижением целевых значений холестерина липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), антигипертензивных средств. Особое значение с точки зрения церебропротекции имеют блокаторы кальциевых каналов, блокаторы РААС и диуретики, во всяком случае тиазидподобные.

Защитить мозг

Лекарства, которые могут защитить клетки мозга от негативного воздействия, влияют на кровоток и обменные процессы в нервной системе, называют нейропротекторами.

К ним относят несколько групп препаратов, обладающих разными, иногда несколькими эффектами.

  • Антиоксиданты, которые борются с окислительными процессами в организме, вызванными свободными радикалами. Например, этилметилгидроксипиридина сукцинат, янтарная кислота, витамины А, С и Е, экстракт гинкго билоба и зеленого чая.

  • Ноотропы, влияющие на обменные процессы в головном мозге. Например, цитиколин (цераксон), пирацетам, фонтурацетам (фенотропил), аминофенилмасляная кислота.

  • Цереброваскулярные препараты, влияющие на кровоток. Например, циннаризин, винпоцетин.

  • Адаптогенные средства, помогающие организму переносить влияние неблагоприятных факторов внешней среды. Например, препараты на основе элеутерококка, женьшеня, акульего жира, продуктов пчеловодства, а также мелатонин, дибазол.

  • Комбинированные препараты, объединяющие два или несколько действующих веществ.

«Один из хорошо изученных и доказавших свою пользу нейропротекторов — производное витамина В6, этилметилгидроксипиридина сукцинат (ЭМГПС). В России он включен в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, — говорит Вероника Шишкова. — Почти за 30 лет применения накоплены доказательства его терапевтических преимуществ у пациентов с сосудистыми и метаболическими нарушениями, сопровождающимися ишемией, в том числе ССЗ и ЦВЗ. Клиническая эффективность ЭМГПС была продемонстрирована во многих крупных контролируемых исследованиях у пациентов с сосудистыми КН. Так, у пациентов с хроническими ЦВЗ курс препарата положительно влиял на память, особенно на недавние события, концентрацию внимания и эмоциональное состояние. В других наблюдениях терапия ЭМГПС повышала интеллектуальную работоспособность, концентрацию и поддержание внимания, у больных улучшились показатели памяти, беглости речи, вербальных ассоциаций и психоэмоционального состояния. Получены данные об эффективной коррекции депрессии, тревоги и КН у пациентов с хроническими и острыми ЦВЗ на фоне сахарного диабета и метаболического синдрома». 

Также эксперт отметила, что недавно при исследовании фармакокинетики препарата ЭМГПС «Армадин лонг» был открыт и изучен новый активный метаболит — 2-этил-6-метил-3-сульфопиридинс  дополнительными гепатопротекторными и антигипоксическими свойствами.

По словам Вероники Шишковой, сегодня прогресс в создании инновационных препаратов идет, с одной стороны, за счет высокоактивных фармакологических субстанций, с другой — новых лекарственных форм. Одна из таких форм — матричная таблетка, позволяющая высвобождать действующее вещество постепенно на протяжении 20 часов, это позволяет избежать пиковых концентраций и провалов действующего вещества в течение дня, что, в свою очередь, обеспечивает меньшую медикаментозную нагрузку на организм.

Как отметила Валерия Шурыгина, для нейропротекторов не было таких мегаисследований, какие проводили в конце XX — начале XXI века, в плане значимости кардиологических средств с точки зрения заболеваемости и выживаемости пациентов. 

«Но для конкретного больного не только важна продолжительность жизни, но и очень значимо ее качество, — продолжила она. — И здесь роль нейропротекторов очевидна. Очень часто в практике используют препараты на основе молекулы ЭМГПС — например, „Мексидол“ (раствор для инъекций, таблетки), „Мексикор“ (капсулы), требующие приема 2-3 раза в день, или „Армадин лонг“ (более современные матричные таблетки с медленным высвобождением препарата), который назначают один раз в день. Наличие разных форм (таблетки и раствор для инъекций) позволяет индивидуально подобрать схему лечения, что повышает приверженность пациентов терапии.  Постепенное высвобождение действующего вещества в течение суток дает лучшую переносимость лечения, так же как и отсутствие лактозы во вспомогательных веществах в таблетке и метабисульфита в ампулах».

На сегодняшний день ЭМГПС включен в клинические рекомендации и стандарты лечения больных с ЦВЗ. В неврологии его применяют при острых нарушениях мозгового кровообращения (ОНМК), при инфаркте мозга (ишемическом инсульте), при поражении межпозвонковых дисков и других отделов позвоночника с радикулопатией (консервативное лечение), при мононевропатиях конечностей (консервативное лечение), при рассеянном склерозе, при диабетической полиневропатии, при эпилепсии. Также препараты янтарной кислоты включены в около 40 отраслевых стандартов неврологической, кардиологической, наркологической, офтальмологической помощи, широко используются в спортивной медицине.

Лечиться по правилам

Количество приемов препаратов, как и вся схема лечения, крайне важно для приверженности пациента лечению. Как пояснила Вероника Шишкова, под этим термином понимают степень соблюдения пациентом рекомендаций врача по приему препаратов, диеты, изменению образа жизни. Недостаточная приверженность опасна серьезными последствиями: она ухудшает как течение заболевания, так и прогноз, увеличивает стоимость лечения. 

«Отклонение от графика приема или изменение концентрации действующего вещества лекарства может в ряде случаев привести к более тяжелым последствиям, — говорит эксперт. — Обычно такие нарушения возникают, когда лечение сложное: надо одновременно принимать несколько препаратов по непростой или неудобной схеме. Поэтому лучше подбирать максимально понятные схемы приема препаратов, особенно для пожилых пациентов, — желательно с однократным приемом препарата в определенный период времени. Также на приверженности лечению может сказываться недооценка тяжести состояния, недоверие врачу, отсутствие веры в успех лечения, страх или искаженные представления о побочных эффектах, увеличение стажа заболевания, ограниченность финансов, низкий уровень образования, особенности интеллектуальных и когнитивных способностей, психические расстройства, злоупотребление алкоголем, одиночество и др.».

«При использовании нейропротекторов мы можем ориентироваться разве что на самочувствие больного, а положительный эффект гарантируется только высокой приверженностью, — продолжила Валерия Шурыгина.  — Из всех стратегий повышения приверженности только две смогли доказать эффективность: вовлечение пациента и членов семьи в процесс лечения (например, домашний контроль давления) и упрощение режима терапии (уменьшение количества таблеток, в том числе за счет фиксированных комбинаций, и возможность однократного приема всех назначенных препаратов). Последнее особенно важно для пациентов с КН».

На что обратить внимание 

По словам Вероники Шишковой, исследование когнитивной сферы у всех пожилых пациентов неоправданно, но целесообразно у впервые обратившихся пациентов, особенно среднего или пожилого возраста, если есть следующие симптомы:

  • активные жалобы пациента или его родственников на снижение памяти или трудности концентрации внимания;

  • невозможность самостоятельно и полно изложить свой анамнез или правильно выполнять рекомендации врача;

  • симптом «поворачивающейся головы»: в ответ на вопрос врача пациент поворачивает голову к сопровождающему его родственнику и переадресовывает вопрос ему.

Симптомы деменции неспецифичны, но Татьяна Бешляга обратила внимание на несколько признаков, которые должны насторожить. Например, человек:

  • забывает недавние события;

  • регулярно теряет или забывает вещи, особенно если они обычно лежат на одном и том же месте уже долго;

  • не может сориентироваться на местности во время прогулки или за рулем, теряется в знакомой обстановке — на родной улице или в районе, где регулярно бывал;

  • не может правильно рассчитать время, расстояние до объекта или сдачу в магазине;

  • не способен выполнять повседневные дела — готовить еду, покупать продукты по списку, прибираться дома;

  • не может следить за разговором;

  • забывает слова и заменяет их на другие, не близкие по смыслу;

  • не способен принимать логически обоснованные решения — например, одеться по погоде.

Если возникает несколько признаков из этого списка, важно обратиться к врачу-неврологу или дементологу. Для диагностики врачи собирают подробный анамнез, проводят физический осмотр, а также анализы крови и сканирование мозга — КТ или МРТ. 

Победить нельзя избежать

В настоящее время не разработана эффективная терапия деменции. Как считает Вероника Шишкова, прежде всего потому, что, несмотря на значительный прогресс в медицине, до сих пор не изучен полностью патогенез этого заболевания.

«Известно, что максимально ранняя диагностика улучшает качество жизни людей с деменцией и их семей, но необходимы дополнительные исследования для разработки новых и более эффективных методов лечения и лучшего понимания ее причин», — подытожила эксперт. 

Валерия Шурыгина добавила, что сегодня есть масса нереализованных возможностей снизить частоту КН в популяции. Прежде всего — за счет формирования здорового образа жизни с детских и юношеских лет. 

«Количество долгожителей возрастает, поэтому и проблема социализации людей старческого возраста стоит все острее, — говорит она. — Необходимы забота и внимание в семье, создание клубов для общения. В медицинском плане принципиально важно реально следовать клиническим рекомендациям, в частности кардиологического и неврологического профиля. Используя более полно арсенал немедикаментозных и медикаментозных воздействий, можно значительно снизить частоту возникновения и скорость развития КН».

Татьяна Бешляга подчеркнула, что сегодня не существует лечения, которое могло бы предотвратить или вылечить деменцию, но есть посильные вещи, способные замедлить развитие когнитивных нарушений:

  • увеличить уровень физической активности;

  • соблюдать здоровый рацион питания — например, средиземноморскую диету;

  • отказаться от курения и алкоголя;

  • регулярно обследоваться у врача;

  • фиксировать повседневные задачи и запланированные встречи письменно; 

  • не бросать хобби и уделять время занятиям, приносящим удовольствие;

  • пробовать новые занятия, стимулирующие умственную деятельность;

  • проводить время с друзьями и родственниками, участвовать в общественной жизни.

«Сегодня в разных странах тестируют новые препараты, от которых ожидают высокой эффективности в борьбе с болезнью Альцгеймера, — добавила эксперт. — Часть из них уже прошла клинические испытания и была одобрена FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в США). Но когнитивные нарушения — очень сложная область, где до сих пор идут исследования».