Global Statistics

All countries
676,020,704
Confirmed
Updated on 04.02.2023 11:06
All countries
629,382,446
Recovered
Updated on 04.02.2023 11:06
All countries
6,770,024
Deaths
Updated on 04.02.2023 11:06

COVID-19

All countries
676,020,704
Подтверждено
Updated on 04.02.2023 11:06
All countries
629,382,446
Излечились
Updated on 04.02.2023 11:06
Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.

Выжили самые гибкие: как частные клиники прошли проверку на прочность в 2022 году

Выжили самые гибкие: как частные клиники прошли проверку на прочность в 2022 году

Хоть официально санкции и не должны были затронуть медицину, трудностей в работе частных клиник в 2022 году было немало: поиск новых поставщиков, замена привычных расходных материалов, перестройка логистики, новые цены на лекарства и оборудование не могли пройти незамеченными.

29 декабря 2022

Тем не менее игроки рынка медицинских услуг с оптимизмом подводят итоги года: все-таки крупные компании нашли способы перестроиться и наладить работу в новых условиях. Каким был 2022 год для частной медицины, обсудили участники круглого стола «Доктора Питера».

Вызовы года

Для всех игроков рынка единым вызовом 2022 года стала экономическая ситуация. Как отметил генеральный директор Ассоциации частных клиник Петербурга , к счастью, кризисные прогнозы марта на конец этого года не подтвердились.

— Есть вызовы в плане логистики и падения платежеспособного спроса, но сохраняется главный тренд на то, что медицинская помощь — основополагающая ценность для граждан нашей страны, — пояснил эксперт. — Еще один факт: частные клиники за годы работы в условиях избыточного регулирования отрасли приобрели высокие менеджерские компетенции в плане адаптивности. Это подтвердилось, когда руководители почти всех частных клиник проявили себя с лучшей стороны, принимая верные решения в разных критических ситуациях. То есть, получается, общая ситуация нас расстроила, но развитие и адаптация стали положительными факторами.

Вячеслав Арбатов

пластическая хирургия

эстетический пластический хирург Института красоты «Галактика»

— Наша клиника — это эстетическая хирургия, косметология и стоматология, а эти направления напрямую зависели от ситуации, — рассказал , эстетический пластический хирург Института красоты «Галактика». — Мы столкнулись с проблемами с точки зрения логистики и поставки комплектующих для операций — начиная от шовного материала и заканчивая имплантатами. Однако когда менеджмент сгруппировался и предпринял сверхусилия, по итогу выяснилось, что 2022 год не был таким уж плохим, как прогнозировали. Хотя общество у нас разное в плане дохода, в целом запрос на оказание эстетических медицинских услуг не только не сократился, но продолжился и немного трансформировался. Так, активизировалась мужская часть населения. Пока причина этого тренда непонятна, но мужчины в этом году стали ухаживать за собой и стремиться лучше выглядеть.

— Год прошел под знаком неопределенности, так как все ждали очередную волну коронавируса и готовились к карантинным мероприятиям, — добавил , главный врач офтальмологии «Зрение». — Санкции и уход из России многих ведущих компаний вызывали опасения, что отечественная медицина может пострадать из-за отсутствия расходных материалов и медикаментов. Для офтальмологии это имеет большое значение — сфера зависит от иностранных производителей, а перспектива импортозамещения здесь очень отдаленная. И практические клиницисты, и представители медицинской науки нуждаются в постоянных международных контактах — это важное условие для развития и поддержания медицины на уровне. Но в последний год активность этих контактов снизилась из-за транспортных и визовых проблем

— Считается, что санкции обходят здравоохранение, но это не совсем так: частная медицина зависит от поставок зарубежного оборудования и лекарств, — продолжила , главный врач клиники «Скайферт».

— Мы столкнулись со сложностями, особенно весной и в начале лета, — пояснила она. — Вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) зависят от импортного оборудования (инкубаторов, микроскопов, микроманипуляторов), лекарств и расходных материалов. Нам было важно не просто продолжить оказывать услугу ЭКО в новых условиях, но и сохранять ее высокую результативность. Поскольку мы открылись недавно и у нас в клинике новое современное оборудование, на какое-то время достаточно поддерживать его техническое состояние. Для этого нужно своевременно проводить техническое обслуживание — а это делают, как правило, местные компании. Лекарства тоже импортные, и в начале лета были перебои с их поставками.

По ее словам, присутствовать на рынке на сегодняшний день для многих фармкомпаний — не означает предоставлять продукцию по старым ценам и в прежнем объеме. «Но мы смогли приспособиться: стали делать запасы для пациентов, а также использовать аналоги других производителей, — добавила Маргарита Чежина. — Сейчас ситуация стабилизировалась, изменилась логистика. Но все это привело к увеличению стоимости некоторых препаратов и расходных материалов».

К расходникам относится, например, и лабораторный пластик, который сейчас поставляют из стран Азии, — по словам эксперта, он ничем не уступает европейскому, с которым работали раньше.

Петр Громов

Главный врач ЧУЗ «КБ «РЖД-Медицина»

— В феврале-марте все видели сложности, особенно в плане логистики, — говорит , главный врач клинической больницы «РЖД медицина» города Санкт-Петербурга».— Мы как многопрофильный стационар ощутили на себе взаимосвязь с мировым сообществом, и на адаптацию понадобилось время. Спасибо нашим контрагентам, которые повели себя разумно, не устраивали ажиотажа и подъема цен. Знаю, по стране некоторые поставщики пользовались ситуацией и пытались взвинтить цены на медикаменты, шовные материалы. Вопросы логистики стоят и сейчас, причем не только в ключе снабжения. Мы активно работали с иностранными пациентами, которые, к сожалению, ушли. Если даже в ковидные годы они к нам приезжали из Европы и Америки, то сейчас этот контингент потерян, и его пока некем заменить. Существует определенный спрос из Азии и Средней Азии, но эти цепочки требуют настроек. Также на внутреннем медицинском туризме негативно сказалось закрытие аэропортов юга страны.

В целом, эксперт отметил, что спрос на здоровье в условиях неопределенности обострился и укрепился. Если в начале года было некоторое замирание, то с осени начались активные обращения с запросом не только на эстетику, но и на сбережение здоровья и чекапы.

Изменение спроса

Запрос на полное обследование зародился еще в ковидные волны. Сейчас пациенты просят сделать срез состояния здоровья, чтобы понять свои слабые места и заняться ими.

— Этот запрос активен по терапевтическим направлениям: приходят пациенты с патологией сердечно-сосудистой системы, неврологическими дефицитами, гастроэнтерологией, эндокринологией, — продолжил Пётр Громов. — Мы видим оживление спроса после затишья на эстетику, пластику и косметическую медицину, а к зиме выросла востребованность комплексного обследования. Этот важный тренд, который мы упускали во время пандемии, сейчас разогревается. И задача частников сейчас эту волну спроса подхватить.

Александр Солонин

частная медицина

Генеральный директор Ассоциации частных клиник Петербурга, кандидат экономических наук

Частная медицина отличается от государственной более персонализированным подходом и акцентом на профилактику. Как отметил Александр Солонин, сегодня все больше пациентов понимают: именно профилактика снизит риски заболеваний и сгладит психологическую напряженность.

— Пациентам нужна не только инструментальная и лабораторная диагностика, но и грамотная продолжительная консультация, — уточнил он. — В некоторых клиниках есть запрос на консультацию в течение трех часов! И негосударственный сектор может поддержать этот спрос. Не исключение здесь и эстетическая медицина, которая стала важной составляющей психологического здоровья, а также услуги ВРТ, которые поднимаются на более высокий уровень в плане ожиданий и востребованности в условиях демографической ямы. Считаю, что государство должно использовать все возможности увеличить объемы ЭКО в этой ситуации.

Перед релокацией многие пошли по врачам, что дало всплеск спроса в стоматологии, хирургии, офтальмологии. По словам Вячеслава Арбатова, люди предпочли получить плановую помощь здесь, нежели переплачивать за нее за границей.

— Также мы заметили, что часть населения активно выезжала лечиться за рубеж, но в новых условиях присмотрелась к отечественной эстетической медицине и поняла, что многие услуги спокойно можно получить и здесь, причем дешевле, — говорит он. — Третье — конечно, наши девушки всегда хотят следить за собой, поэтому спрос на эстетику есть, несмотря ни на что. Неоднократно слышал от пациенток, что лучше что-то не купить и куда-то не полететь, но стоматология или операция — в первую очередь. Красивые люди добиваются большего, красота снимает психологическую тревожность. Многие, начиная с эстетики, потом переходят к смежным специалистам.

Никита Даль

офтальмология

к.м.н., главный врач офтальмологического центра «Зрение», преподаватель в учебном центре при клинике

— С моей точки зрения, на повышенный спрос повлияли истерические настроения, связанные с опасением, что услуги подорожают или будут недоступны, — считает Никита Даль. — И потому в начале весны мы видели заметный рост спроса на лазерную коррекцию и хирургию катаракты. Многие стоматологи и хирурги столкнулись с ажиотажным спросом на плановые операции. Ситуация подтолкнула людей делать то, что они собирались в обозримом будущем.

— У нас были опасения, что из-за зависимости от импорта мы не сможем работать, а пациенты в сложных условиях будут решать другие проблемы, а не рожать детей, — сказала Маргарита Чежина. — Однако количество циклов у нас выросло, и платных в том числе, хоть мы и работаем в системе ОМС. Пациенты не хотят ждать и откладывать, а стремятся решать свои проблемы сегодня.

Маргарита Чежина

репродуктивная медицина

главный врач клиники «Скайферт»

Неизбежно, но в рамках разумного

Несмотря на то, что частная медицина — это бизнес, в Петербурге у него яркая социально ориентированная окраска, отметил Александр Солонин. Поскольку крупные серьезные игроки пришли на рынок надолго, они не заинтересованы сорвать сиюминутный куш, задрав цены.

— В нынешней ситуации ни одна уважающая себя клиника из лидеров рынка Санкт-Петербурга не стала зарабатывать на сильном повышении цен, когда люди побежали к стоматологам и в эстетику, — говорит Солонин. — Но работать в убыток частные учреждения не могут — они должны платить зарплаты, покупать оборудование, медикаменты. Так что в целом средний рост цен на услуги произошел на уровне инфляции и составил около 15%.

Маргарита Чежина добавила: поскольку цены на препараты выросли, стоимость услуг следовательно тоже увеличилась, за год — примерно на 15-20%.

— Наши поставщики выстояли и не устраивали «истерик» по поводу роста цен, так что мы смогли сдержать и не индексировать прейскурант, — говорит Петр Громов. — Сегодня, учитывая инфляцию на расходники и медикаменты, рост цен на коммунальные услуги, с декабря мы вынуждены были проиндексировать его на уровень инфляции. Мы понимаем общую конъюнктуру рынка платных медуслуг и отслеживаем динамику ценообразования по ведущим частным клиникам города.

— Все, что связано с поставкой любых комплектующих, имплантатов, препаратов, привело к удорожанию услуги от 10 до 15%, — рассказал Вячеслав Арбатов. — Частная медицина завязана на цены контрагентов, но главврачи прекрасно понимают, что делать цены выше рынка — непродуктивный путь, который резко приведет к стагнации, потере спроса и квалификации специалистов — ведь хирурги, как пианисты, должны практиковаться каждый день. Чтобы сохранить нормальную рентабельность, подорожание составило не более 10-15%.

— Цены наши мало изменились. Если их и пришлось скорректировать, то это связано в основном с изменением прейскуранта дистрибьюторов, — продолжил Никита Даль. — У поставщиков цены мгновенно реагируют на курс валют — взлетают, но потом не снижаются с обратной переменой курса. Это заставило нас более тщательно изучить ситуацию на рынке и найти других поставщиков. Мы не переложили это финансовое бремя на пациентов, а перестроили процессы так, чтобы цены сохранить на прежнем уровне.

Год достижений

Все перипетии этого года позволили наблюдать, что выживают те, кто способен быстро адаптироваться и проявить гибкость, заявил Никита Даль.

— Я не слышал, чтобы в частной офтальмологии кто-то из значимых игроков ушел рынка — все смогли адаптироваться, — пояснил он.

— Надо уметь приспосабливаться, что позволяет сохранять высокую результативность работы и не терять пациентов, — говорит Маргарита Чежина. — За год количество пациентов и регионов, из которых к нам едут, никак не изменилось. Хотелось бы сохранить это и в следующем году тоже.

— 2022 год показал, что выживают самые быстрые, напористые и адаптивные, — добавил Пётр Громов. — Нам удалось сохранить весь коллектив и пройти все вызовы сентября — ноября, когда в ряде частных клиник сотрудники уезжали. Самое главное, что мы смогли выполнить планы по обновлению материально-технической базы: у нас появились новые технологии и методики, пополнился парк диагностической аппаратуры.

Объемы оказания медпомощи в негосударственном секторе не снижаются, как отметили эксперты, пациенты идут в частные клиники за эффективностью диагностики и лечения, индивидуальным отношением. Второе достижение — особый подход к персоналу.

— Мы знаем, что в отрасли не первый год не решается кадровая проблема, — говорит Александр Солонин. — В частном секторе именно стремление руководителей клиник сохранить сотрудников в 2022 было особенным. Они выступали не только как администраторы, но и как партнеры своего коллектива. Еще одним достижением можно назвать продолжение консолидации представителей частной медицины в общественных организациях, их активную работу по защите своих интересов на федеральном уровне.

— Мы максимально поддерживали и развивали наш учебный центр, куда раньше приглашали иностранных спикеров по хирургии и другим темам для обучения персонала, освоения новых техник и методик, — продолжил Вячеслав Арбатов. — В этом году мы продолжили это делать, хоть привозить специалистов было сложнее. Медицина во всем мире развивается, и замыкаться в себе нельзя — надо использовать передовой опыт, сохранять и развивать уровень знаний наших специалистов даже в сложных условиях.

Запрос к государству

От государства частные клиники ждут, прежде всего, признания в качестве равноправного партнера в решении общих задач и честной конкуренции. Также есть ряд вопросов, в решении которых помочь могут только власти.

— Хотелось бы упрощения логистических цепочек получения диагностического оборудования и медицинских препаратов, — пояснил Вячеслав Арбатов. — Также хочется получить возможность дополнительно рекламироваться по разным каналам, вести диалог с потребителями не только один на один в кабинете. Также у нас есть проект «Оморфия», в рамках которого мы делаем бесплатные операции уже 10 лет. Хотелось бы, чтобы такой был у всех клиник, и государство поддержало бы его.

— Важно было бы в 2023 году дать возможность негосударственному сектору участвовать в системе ОМС большими финансовыми объемами, — добавил Александр Солонин. — Инфраструктура медицинского бизнеса позволяет государству эффективнее использовать мощности всех форм собственности, чтобы отвечать на запросы пациентов. Второе — отрасль очень зарегулирована, и много нормативных актов требует доработки. Хотелось бы, чтобы взаимодействие с главным регулятором в лице Минздрава было более продуктивным, а при принятии решений больше учитывались бы интересы пациентов. Ну и для бизнеса также очень важны экономические условия — несмотря на государственные вложения в медицину, мы видим, что инвестиционная привлекательность отрасли недостаточна. Также до сих пор пока не решены вопросы с капитальными вложениями в ОМС и с использованием средств в структуре тарифов на уставные цели медицинской организации.

Никита Даль считает наиболее эффективным механизмом стимулирования предпринимателей налоговые льготы: отсутствие НДС на медуслуги, налога на прибыль, НДС на медтовары отечественного производства, а еще упрощение ввоза инновационного медоборудования, на которое можно было бы снизить или даже отменить пошлины, упрощение лицензирования и регистрации оборудования и лекарств, минимальные ставки кредитования для медучреждений.

— Многие клиники ВРТ работают в система ОМС, но тарифы на ЭКО в рамках этой системы не очень нас устраивают, — говорит Маргарита Чежина. — Тем не менее эти деньги дают стабильную поддержку инфраструктуры и финансового состояния. Пациентам же это интересно потому, что частные клиники могут оказать в рамках ВРТ некоторые услуги, которые недоступны бюджетным учреждениям. Также частный сектор берет на себя часть риска в плане роста цен, так как, например, мы не можем себе позволить поменять препараты и материалы на более дешевые и сохраняем качество. Интересно было бы сохранять партнерство с государством, но немного пересмотреть тарифы в сторону их увеличения.

— Частники, входящие в систему ОМС, не думают о сумасшедших доходах, так как тарифы там довольно скромны, — считает Пётр Громов. — Для нас в первую очередь важны интересы пациента, и хотелось бы, чтобы государство принимало нас как равного игрока. Частная медицина — неотъемлемая часть национальной системы здравоохранения, яркий пример — наша работа в пандемию, когда требовалось решение общенациональных вопросов. Хотелось бы более внимательного отношения к частному сектору со стороны государства — например, чтобы у нас были квоты, а пациентов бы лучше информировали о наших возможностях.

Есть место для нового

В основном эксперты считают, что на рынке сейчас достаточно много игроков, способных развиваться как территориально, так и в плане спектра услуг, поэтому новым игрокам будет сложно прийти в отрасль с нуля, адаптироваться, нарастить компетенции.

— В здравоохранении ведь не случайно есть барьеры входа на рынок, — говорит Александр Солонин. — Ну не должны туда приходить «сиюминутные» игроки. Что касается прогнозов, я вижу территориальное распространение крупных сетевых игроков, появление большой конкуренции, что будет повышать качество услуг. Также цифровизация отрасли отразится на качестве и эффективности работы медорганизаций, повысит прозрачность экономических механизмов, поможет более четко определять потребности пациента.

— Думаю, что спрос на медуслуги в частном секторе будет повышаться, так как специалисты находятся в очень конкурентных условиях, — дополнил Вячеслав Арбатов. — Выживаемость и гибкость менеджмента привела к тому, что сейчас вперед выходят самые качественные и востребованные. Второе — конечно, общее напряжение стабилизируется, сомневающиеся пациенты перестанут колебаться и поймут, что жизнь одна. Нужно заниматься своим здоровьем и прожить ее как можно лучше.

— Выход новых игроков немного усложняется из-за роста цен на оборудование, сроков поставки, изменений на рынке интернет-рекламы, — считает Никита Даль. — В таких условиях раскрутка бренда с нуля выглядит сложно, но мы видим, что открываются новые клиники и филиалы.

Маргарита Чежина осторожно отнеслась к прогнозам, так как считает, что в 2023 году вряд ли будет проще, чем в этом.

— В любом случае мы будем ориентированы на пациента, будем проводить больше онлайн-консультаций, выездов на места. Конкуренция увеличится, но я думаю, что проще будет крупным и многопрофильным клиникам, а таким, как мы, будет сложнее, так как мы ориентированы только на ЭКО. В этой сфере легче будет клиникам с большим количеством пациентов и около 1000 циклов ЭКО, а если их меньше 500, то станет сложнее.

— Учитывая тенденции, зародившиеся в этом году, можно прогнозировать продолжение экспансии крупных игроков и поглощение мелких клиник в городах — не только миллионниках, но и с населением 500 и 300 тыс. человек, — подытожил Пётр Громов. — Сетевые игроки будут осваивать эти ниши, а для новых выход на рынок станет отчаянным шагом в условиях не лучшего времени для старта. Кроме того, сохранится тренд на информатизацию, заданный в том числе и пандемией.

Анна Романова

spot_img
Кудыкина гора – бизнес-журнал про заработок

Hot Topics

Related Articles